Елизавета Юрушева: Принцип папы: продавать все и всегда. Но я влюбилась в отели. Интервью

Елизавета Юрушева: Принцип папы: продавать все и всегда. Но я влюбилась в отели. Интервью

21 декабря, 2020 0 Автор admin

Отельная история одного из самых закрытых украинских бизнесменов Леонида Юрушева началась в 2007 году. Тогда он открыл свой первый гостиничный актив – бутик-отель Riviera, продал банк Форум немецкому Commerzbank за $600 млн, а вырученные деньги вложил в строительство элитных InterContinental, Fairmont и четырехзвездочного Alfavito. После их запуска Юрушев получил самую дорогую отельную сеть Киева.  

К менеджменту привлек семью. Fairmont и Riviera более шести лет управляет 33-летняя Елизавета Юрушева. С недавних пор она же помогает матери управлять Alfavito. InterContinental — парафия старшей дочери Юрушева Анастасии Жолинской. 

2020-й год оказался непростым для гостиничного бизнеса. Пандемия, карантин и закрытые границы полностью перекроили привычные бизнес-процессы и ударили по выручке. Что это — конец для отельного рынка или временные сложности, которые помогут стать сильнее?

В интервью LIGA.net Елизавета Юрушева рассказывает о семейных секретах ведения бизнеса, походе в политику супруга – экс-шоумена (а теперь депутата от Слуги народа) Александра Скичко, последствиях пандемии для отелей и о том, как казино, открытые границы и Netflix могут помочь выйти из кризиса. 


Правила семейного бизнеса и поход в политику

— Какие три главных совета вам дал отец, когда привлек к семейному бизнесу? Как часто, в целом, сейчас общаетесь?

— С папой я вижусь каждое утро на работе — это традиция, которой уже 11 лет. Если не получается встретиться и обсудить рабочие дела, то обязательно созваниваемся. Вечером тоже созваниваемся, но уже не в роли бизнес-партнеров. А советы его следующие — в бизнес нельзя влюбляться, что не убьет — сделает сильнее, самое дорогое — это семья, ради нее мы и работаем.

— В одном из интервью вы говорили, что рады воплощать в жизнь идеи и требования собственника бизнеса. Я так понимаю, мозг бизнеса все же ваш отец? Как устроена иерархия?

— Он воспринимает меня своим бизнес-партнером. Не контролирует мои активы Fairmont Grand Hotel Kyiv, Riviera, я самостоятельно решаю с какой командой и как работать. Последние два года я даже не утверждаю с ним бюджет гостиниц. Но авторитет отца сложно отрицать. Если его что-то расстраивает — мне легче уступить. 

— Не бывает разногласий?

— Мы нередко дебатируем о способах продвижения бренда, маркетинговой политике. Например, я утверждаю, что один из верных способов привлечь аудиторию — это создать атмосферу и продвигать ее в инстаграм пойнтах, у клиента должно зародиться желание прийти в отель, в том числе ради фотосессии. Папа удивляется, а потом машет рукой, мол — делайте, что хотите. Не стоит забывать, что мой отец 1946 года рождения.  

Единственное фото Леонида Юрушева в украинских медиа, фото: Фокус

— Встретились разные школы бизнеса — представители старой и новой.  

— Да, думаю, мы друг друга хорошо балансируем.

— Привлекает ли отец вас и сестру к другим бизнесам? 

— Мы рассредоточены везде (смеется). Он нас привлекает к производству мебели (Житомирская компания Rezult. — Ред.). Это непросто. Я, в частности, отвечаю за продвижение и маркетинг. Честно говоря, производство не приносит мне большого удовольствия, поэтому держусь немного в стороне. Но когда надо — тогда надо. Ответа «нет» в нашей семье в вопросах бизнеса не существует.

— Вы и ваш супруг Александр Скичко — довольно публичные личности, в то время, как ваш отец — полная противоположность. Леонид Юрушев ведет закрытый образ жизни за более, чем 20 лет занятия бизнесом не дал ни одного интервью или комментария. С чем связана такая выверенная сдержанность? 

— Мы все очень разные. Супруг до похода в политику работал в шоу-бизнесе, там без публичности никак. Отец действительно не любит быть в центре внимания, но не потому что что-то скрывает, а просто потому что у него такой психотип.

Отец не был в восторге от решения моего мужа — идти в политику. Но в нашей семье нет такого понятия — «не делай чего-то», тебе объясняют риски, плюсы и минусы, а ты самостоятельно принимаешь решение. Это необычный опыт, потому что до этого никто из членов семьи не был в политике, но Саша шел туда с правильным посылом — стать частью инноваций в Украине.

Мы стабильные игроки на рынке, все активы нашей семьи давно в Украине, и мы не из тех, кто переезжает из страны, если что-то вдруг не заладится в политике.

— Почему в политику пошел муж, а не вы?

— У меня нет политических амбиций. Я люблю работать в сервисе, создавать эмоции и видеть реакцию людей. В политике все не так однозначно, а я человек прямолинейный, не смогу назвать белое черным и наоборот. Честно признаться, меня тоже удивило решение Саши, мы в этом не сошлись, но посмотрим, как все сложится. Я верю в него.

Александр Скичко, народный депутат от партии Слуга народа и Елизавета Юрушева, фото: yulainfo/Саша Острогляд

— У него есть помощники, кто финансирует его политическую карьеру и их работу — семья?

— В предвыборной кампании я его поддержала из собственных сбережений, сейчас — он финансирует команду абсолютно самостоятельно, из семейного бизнеса деньги не выделяются. Я ценю в нем его самостоятельность — он не заходит в бизнес обязательства, в семейный бизнес, это отдельная личность. Скажем откровенно, он не самым бедным пришел в политику, я бы сказала наоборот — пришел в плюсе, а сейчас в минусе. Но ничего, с голоду мы не умрем, я готова взять на себя дополнительные расходы, если это во благо моего и его развития.

— Давайте вернемся к семейному бизнесу. Один из принципов Леонида Юрушева — смотреть на бизнес максимально трезво и при случае — продавать. В 2007-м он продал 60% банка Форум за $600 млн, спустя три года — ещё 25% примерно за $125 млн. Потом Кременчугский сталелитейный завод, половину БЦ Леонардо. Есть ли вероятность, что на продажу будет выставлен и какой-то из семейных отелей? Учитывая сложности на гостиничном рынке.

— Открою секрет: наши гостиницы были выставлены на продажу со времен их строительства. У нас в семье есть такой принцип: мы продаем все и всегда, но за правильную цену. Через две недели после открытия InterContinental Kiev к нам наведались бизнесмены из России и Казахстана, предложили астрономическую цену за отель. Отец тогда отказался: «он капитализируется и будет стоить больше».

5* отель Intercontinental Kyiv, официальный сайт отеля

— Сейчас не лучшие времена для отелей. Поступают предложения? Продать отель в период COVID — соблазнительная идея. 

— Поступают еженедельно. Но мы не хотим продавать в кризис.

Мне кажется, папе больше нравится говорить, что «мы все продаем», чем на самом деле идти на сделку. Он советует мне не влюбляться в бизнес, но я помню, насколько ему было морально сложно продавать банк Форум, никто тогда не видел закулисье. Он был его детищем, и до заключения сделки он провел не одну бессонную ночь — «а может не стоит?»  В целом, до сделок так быстро не доходит.  

— Насколько упала цена на гостиницу за время кризиса?

— Она не упала, она падает на экстренные продажи. А мы продаем за хорошую цену.

(Елизавета Юрушева прерывается на телефонный разговор с отцом)

— Что обсуждали, если не секрет?

— В рабочее время только работу. Родители хитро придумали, если не отвечаю, подтрунивают: «отец и мать в возрасте, бери трубку, вдруг что-то произошло». Стараюсь всегда отвечать.


Кризис в гостиничном бизнесе. Фактор Netflix и казино

— В кризисный период 2014-го загрузка столичных гостиниц снизилась на 50%, иностранные менеджеры отказались гарантировать успех. Недавно вы заявили, что выйдете из управления в Fairmont и Riviera — сейчас тоже кризис. Показатели стали хуже или просто устали?

— Наши проекты недотационные. Дело не в деньгах, а в занятости. С уходом все немного не так. Сейчас я стала генеральным директором отелей Fairmont и Riviera. До этого я была генеральным менеджером. В чем разница? Раньше я управляла всей операционной деятельностью, проводила встречи, собрания — выполняла исполнительную функцию. Теперь обязанностей стало больше — в период карантина я помогаю маме с отелем Alfavito, поэтому физически не успеваю. В роли CEO я буду выполнять контролирующую функцию, надеюсь, все успевать. 

— Fairmont, InterContinental, Riviera, Alfavito — все ваши отели в Киеве. Почему так?

— Гостиничный рынок в Украине недостаточно стабильный, чтобы расширяться. Но я мечтаю о гостинице в Одессе.

5* Fairmont Grand Hotel Kyiv, фото: пресс-служба Елизаветы Юрушевой

— Индустрия развлечений и гостеприимства — первые жертвы коронавируса. Что сейчас, в целом, происходит с гостиничным рынком в Киеве? Много ли закрылось гостиниц? Кто-то может быть стоит на продаже?

— Рынок исчез, но не только в Киеве — во всем мире. Крупные столичные игроки, наши главные конкуренты остались на рынке. Разве что, первый объект сети Marriott International в Украине — гостиница Aloft Kiev больше не будет управляться компанией Marriott и сменит название. Больше подробностей я не знаю.

— Какова сейчас загрузка отелей по вашей сети? Некоторые сети за невостребованностью номеров просто закрывают отдельные этажи. Как у вас?

— В Fairmont загрузка в ноябре была 8%, это очень мало, для сравнения в прошлом году в том же месяце — 57%. Маленькая Riviera даже финансово поддерживает махину Fairmont. Там загрузка 38%, вытягивают постоянные гости, которые долгосрочно снимают комнаты. В Alfavito и InterContinental — около 10%.

Ситуация катастрофическая, но я категорически против демпинга. Если мы сейчас упадем в цене, то реанимируем нескоро. 5* отели — это соответствующий сервис, его качество нельзя снижать. Мы не можем селить людей за 50-80 евро. Лучше я сейчас потерплю, чем буду демпинговать и полностью упаду в цене.

— Насколько истощена ваша финансовая подушка? Как долго она может помочь продержаться при нынешней загрузки отелей?

— Для понимания один месяц простоя гостиницы — это 4 млн грн. Fairmont не работал два месяца — апрель и май.  На самом деле отели никогда не закрывались официально, закрывались только рестораны, СПА. Отели продолжали работать — другое дело, что гостей практически не было, а тех, что были, поселяли на одном этаже. Сейчас мы работаем в ноль благодаря оптимизации всех операционных процессов, вынужденному сокращению сотрудников.

— Можете оценить убытки или недополученную прибыль двух отелей, которыми вы управляете, в денежном/процентном выражении?

— Около 60% недополученной прибыли.

— Насколько пришлось сократить персонал?

— На 50% в Fairmont, сейчас там работает около 200 человек, мы не можем сокращать еще больше, в противном случае потеряем уровень сервиса 5*. В Riviera, Alfavito сократили на 35%. Некоторых сотрудников переводили на полставки. Тяжело прощаться с командой, которую так долго лично набирал, но если не идти на эти меры, бизнес может себя полностью истощить.

4* Riviera House, официальный сайт отеля

— Как я понимаю, большие надежды были на лето, но сезон не оправдал себя? 

— У нас лето было лучше, чем мы ожидали. Загрузка в 20% — раньше эта цифра приводила в ужас, а сейчас радует. Летом наш бизнес вытянули съемки фильмов. Съемочная команда Netflix из 30 человек три недели оставалась в наших номерах и арендовала залы для съемки ленты, но название не могу сказать до релиза. Кроме того, был на руку новый закон о кино, благодаря чему гостинице Fairmont вернули 30% уплаченных налогов за предоставление площадки для съемки кино. В целом, летом в столице проходило много съемок, и от этого выиграли не только мы.

— На руку и новый закон, разрешающий работу казино в отелях. В каких отелях заработает казино? Какой-то оператор или сами набираете команду? 

— Казино заработает в Fairmont и InterContinental, мы предоставляем только площадь, управлять этим бизнесом — не наша парафия. Мы выбрали иностранного оператора Shangri La (сеть казино британского бизнесмена Майкла Боттчера. — Ред.)который вероятно обеспечит приток иностранных гостей. Но когда он заработает — пока неизвестно. В Riviera не будет казино, концепция отеля не предполагает его наличие.


Планы и постковид 

— Есть слух, что у вас есть новый проект на Левом берегу Киева. Что это будет?

— Это не мы, на левом берегу мы ничего не планируем. Но я, например, ищу локацию под Киевом — это будет новый гостиничный проект, но уже не luxury сегмента. Гостиница на лоне природы, которая совмещает в себе моральную и физическую реабилитацию, гостиница, в которой нет материального барьера. Мы пока продумываем концепцию, но могу сказать — что это проект моей мечты.  

— Интересные перемены. О каких инвестициях примерно идет речь? 

— В проект инвестирую я, но пока сложно говорить о цифрах. Думаю, это будет проект, который можно будет продать на франшизу.

— В январе деловая и политическая активность падает практически до нуля. Вместе с ними сокращается и без того низкий спрос на гостиницы. Есть ли у вас набор решений для удержания компании на плаву в краткосрочной перспективе? Антикризисные планы на год? 

— Мы впервые войдем в новый год без бюджета, непонятно, что планировать в этих условиях. Мы знаем нашу точку безубыточности, кэшфло согласовывается на ежемесячной основе, а в форс-мажорных ситуациях даже еженедельно. В гостиницах, к сожалению, первая антикризисная мера — это сокращение персонала, но и здесь есть свои ограничения.

— Как следующий локдаун может изменить гостиничный рынок?

— Смотря, какой это будет локдаун. Для меня главное, чтобы не закрыли границы. Думаю, большие игроки переживут. Интуиция мне подсказывает, что людям надоело сидеть дома, как только будет ослабление, начнут летать и искать праздник. Но здравый смысл мне говорит, что для восстановления спроса понадобится еще два-три года.

— Если обобщить мнения игроков рынка, с которыми я общалась, выходит, что пятизвездочные отели — аутсайдеры в период COVID. Может сейчас выгоднее иметь 3* отели. Не жалеете, что их нет в семейном бизнесе?

— Если зайдем в тройки — то этот рынок лопнет. Наш сегмент — пятерки, тут у нас сложилась своя аудитория. Когда-то мне была интересна сеть гостиниц при аэропортах. Но после тесного знакомства с их операционной деятельностью — я передумала. Когда вместо сервиса тебе предлагают конвейер — это ломает психику.

5* Fairmont Grand Hotel Kyiv, фото: пресс-служба Елизаветы Юрушевой

— Почему вы сконцентрировались на отелях и не идете в торговую недвижимость? Там и до коронавируса, и после — кипит жизнь.

— В гостинице я вижу матрицу, мне понятен ритм этого бизнеса. Пока не вижу необходимости переходить на другой рынок. Часто гостиничный бизнес — является семейным, потому что становится образом жизни этой семьи. Мои дети любят позавтракать в Fairmont, ждут новогоднюю елку и дизайн в отелях, любят улыбаться и встречать гостей. Это часть моей жизни.

— По-моему, вы нарушаете правило вашего отца — не привязываться.

— Да, я нарушила совет папы — и безоговорочно влюбилась в гостиничный бизнес.

Диана Манучарян

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме