Кровь на снегу. Как и кого убивают морозы на киевских улицах

20 февраля, 2021 0 Автор admin

Олег и Сергей стараются сесть поближе к дверям входа в метро. Там теплее. Но оттуда их постоянно прогоняют либо работники метрополитена, либо полицейские. Если не послушаться и не уйти, то могут брызнуть в глаза перцовым баллончиком. Олег 1963 года рождения. В прошлом художник-реставратор, жил во Франции и Польше, а сейчас остался без куска хлеба. Сергей – моложе и говорит, что он из Крыма.

Даша узнала, что есть еще третий друг. В тот день, когда умер Руслан, этот третий где-то снег чистил, подрабатывал таким образом. Рассказывает, что у Олега нога обморожена, он работать не может. Только лежит в переходе с двумя беспризорными собаками под боком. Собак кормит женщина, торгующая здесь же стельками и текстилем.

В понедельник Даша приготовила еду, купила карематы с фольгой, сухие грелки, термоодеяла и поехала к бездомным.

– Прихожу, а Олега трясет. – рассказывает она. – Кашляет. Рвотные спазмы. «Холодно. Очень холодно…» – постоянно повторяет. Говорит, что утром вставал и упал на лестнице, возможно сломал ребро. Олега забрала скорая, которую мы вызывали вместе с охраной метрополитена. Сергей и третий товарищ сели есть. Я еще в одной статье прочитала, что им нужна вода…

Даша продолжает:

– Сергей очень благодарил за бутылку воды. Раздала им грелки и одеяла. Еще несколько наборов грелок оставила женщине-продавцу, она любезно согласилась взять и им утром выдать по наборчику. Дала мне свой номер телефона… Вечером я ей позвонила, она рассказала, что Олега из больницы выгнали на улицу, потому что мест нет, и он со своей обмороженной ногой кое-как докостылял обратно в переход.

В ночь с понедельника на вторник Даша почти не спала. Переживала. Перед глазами стояли люди, которые замерзают. С утра приготовила еду и снова поехала на Кловскую. В переходе мужчин не было. Уже знакомая продавщица рассказала, что пришел какой-то армянин и забрал всех троих…

Куда? Позже все трое найдутся в пункте обогрева на Дарницком вокзале. Олег останется в пункте. А Сергей поздно вечером вернется обратно на Кловскую – за вещами. Ночью его изобьют и обольют водой местные отморозки. На улице будет минус двадцать.

Даше лет двадцать с небольшим, она спортивная, красивая, у нее модная профессия и она не волонтер. Она просто не сумела пройти мимо. В ходе нашего общения Даша выводит универсальную формулу поведения человека, у которого есть стыд и совесть: «Получается, что не чокнутся можно только, когда помогаешь здесь и сейчас».