Зачем инвестор и топ-менеджер Google Ник Белогорский проводит по 6 часов в Clubhouse

Зачем инвестор и топ-менеджер Google Ник Белогорский проводит по 6 часов в Clubhouse

13 марта, 2021 0 Автор admin

Есть ли польза от новой социальной сети, как ее можно использовать для бизнеса и зачем Украине украинский дом в Clubhouse, в интервью с Белогорским

Ника Белогорского знает почти каждый начинающий IT-предприниматель Украины (стартапер), он мостик между Киевом и Сан-Франциско (Кремниевой долиной). Его фонд инвестировал в известные стартапы с украинскими корнями: PeopleAi, PetCube,  Ecoisme. Еще Белогорский директор по безопасности в Google. Но последний месяц Белогорского проще всего встретить в новой социальной сети Clubhouse (голосовое общение в прямом эфире). 

О том, что он там делает и какое будущее у Clubhouse мы с ним и обсудили прямо в Clubhouse 4 марта. Это текстовая версия беседы. 

 — Ты топ-менеджер в Google. Директор по секьюрити интеллидженс. Судя по всему, это сложная и ответственная фул-тайм работа. Но кажется, что ты все время в Clubhouse. И главный вопрос – зачем ты его здесь тратишь?  Сколько времени  тут проводишь?

-У меня есть даже не одна, а три фул-тайм работы, главная –  в Google, который платит мне зарплату. Кроме этого я развиваю некоммерческую организацию Nova Ukraine. И третья – мой собственный инвестиционный мини фонд 408 Ventures, через который я делаю инвестиции. И, конечно, времени на все не хватает.  Но я часто повторяю, что люди всегда найдут время на то, что им нравится и на то, что они хотят делать.

 -Все же – сколько ты тратишь часов в день? 

-Это сумасшедшие цифры, которые стыдно называть вслух. Но iPhone все трекает и еженедельно присылает отчет. За прошлую неделю это было 43 часа. То есть 5-6-7 часов в день. Но это время, когда открыто приложение, а не я в какой-то комнате. Бывает, что я забываю выйти из разговора, а iPhone продолжает считать. Активного времени в ClubHouse, когда я говорю на сцене, а не просто слушаю на бэкграунде, конечно, намного меньше.

— Давай вернемся к главному вопросу – зачем ты это делаешь?

— Во-первых, совмещаю приятное с полезным.  Мне реально в кайф эта программа, мне нравятся люди и темы, которые тут обсуждаются. После 5-6 часов, которые проведены здесь, я чувствую себя немного умнее, интересней: узнаю новую информацию, людей и т.д.. Мне это заходит, я получаю удовольствие. А второе – я вижу в этом пользу для проектов, которыми занимаюсь. Например, мы делаем Nova Ukraine. Одна из моих задач там – организовать фандрайзинг. Мы делаем образовательные проекты, для них нужны деньги. Когда мы начинали, то основным каналом коммуникации был Facebook, где мы собрали группу собрали группу из тысяч активных участников и смогли профинансировать много полезных проектов, например украинские Арт-объекты на Burning Man , паруса для украинской олимпийской команды по sailing , летние лагеря для детей ветеранов и медицинское оборудование для госпиталей. 

— В общем, у тебя довольно рациональный подход к соцсетям

— Да, социальные сети – это инструмент развития моих проектов, от инвестиционных до нон профит. И ClubHouse очень хорошо подходит для поиска и знакомства с нужными людьми. Даже в вопросах кибербезопасности я нашел крутых людей из правительства и Белого дома. Общение с ними в ClubHouse дает мне новую информацию и профессиональное развитие.

 — С Facebook, Instagram, Telegram понятно: у тебя есть подписчики, ты им  что-то пишешь-показываешь, они это читают. В ClubHouse же все не совсем так. У тебя тоже есть фолловеры, но ты им ничего не «вещаешь» напрямую. Захотят – зайдут в твою комнату, но скорее, нет. У людей с миллионами подписчиков комнаты собирают по 300 человек. Короче, мой вопрос – как в ClubHouse реализовывается импакт, чем механизм тут отличается от других социальных сетей?

 — Зайду издалека. Мне скоро будет 40 лет, я человек из 90-х. Но мне безумно интересно смотреть, как стремительно меняется мир, как развивается креативная экономика и все больше молодых людей-инфлуэнсеров делают бизнес в новых соцсетях. И я хочу в этом участвовать, не хочу застрять в Facebook и Одноклассниках. Например, я очень интересовался, почему выстрелил Tik-Tok, почему он так сильно вытесняет время, проведённое в других соцсетях. Когда 5 января 2021-го зарегистрировался (@belogor) в ClubHouse, я просто почувствовал, что это новый виток развития соцсетей и не захотел, чтобы этот поезд ушел без меня.

 Что касается импакта и количества фолловеров, то тут пока не очень все понятно. Вначале, когда у тебя 50 или 100 фолловеров и ты всех знаешь лично, если позовешь человека в комнату, он, скорее всего, придет. С ростом числа фолловеров этот эффект пропадает, к тому же уже многие подключили уведомления ClubHouse. Постоянно меняются алгоритмы рекомендаций и, правда, у некоторых людей с сотнями тысяч подписчиков пустые комнаты. Все нелинейно и рандомно происходит.

Но что можно точно сказать: привлекает интересный контент. Все приходят сюда, чтобы послушать содержательных людей, поучаствовать в беседе, обменяться мнениями и, наверное, главное – стать немножко ближе. Во время пандемии мы начали терять это ощущение коннекшена, а  ClubHouse помогает вернуть это.

— Что такое интересный контент для ClubHouse, что здесь «собирает стадионы»?

 — Как раз вчера обсуждали эту тему в одной из комнат. Здесь уже появилась токсичность. Когда толпы людей привлекают хайповыми, скандальными темами, но по итогу разговора у них остается неудовлетворение или даже жалобы на спикеров. Очень развивается мультилевел маркетинг, пирамиды «как заработать миллион долларов», » как жить лучше», появилось куча тренеров по развития личного бренда и т.д.. Это по-своему очень профессиональные люди, которые зарабатывают тем, что я называю брейн-вошингом. Они используют сильные психологические трюки, чтобы вовлечь людей и что-то им продать. И люди платят им огромные деньги. По неподтвержденной информации основатели ClubHouse приняли решение целенаправленно бороться с таким контентом и персонажами.

 — Ок. А если говорить о «здоровом» контенте, что здесь работает?  

 -Люди. Качественные, интересные спикеры. Это то, что мне хочется делать и что мы развиваем через наш Ukranian House – разговоры с экспертом в неформальном стиле. Идея – как будто ты сидишь на кухне с основателем условного Майкрософт и можешь задать ему любой вопрос. Чтобы ни у кого в комнате не было страха поднять руку. Задача – показать, что успешные и влиятельные люди, такие же, как и все. Может, им в чем-то больше повезло, может, в чем-то они оказались талантливее, но никаких сверхъестественных способностей у них нет. И на месте Макса Литвина из Grammarly, который был у нас вчера, или основателя Розетки ВладиславаЧечеткина, когда-нибудь сможет  оказаться любой из этой комнаты. Чтобы не было страха, а наоборот, появлялось воодушевление, а также  вера в собственные силы.

— Какая цель и задача Ukrainian Show? Вы ежедневно организовываете и делаете интервью, что забирает много времени. Зачем?

 Мы стараемся придерживаться правила Цукерберга – «Done is better than perfect «, и не тратить много сил на организацию. Но главное – получается достаточно успешно. И этот успех  окрыляет и заставляет продолжать. Началось все с того, что мы с Катей Михалко и Владом Грезевым (организатор украинского TedEx. – Ред) сделали комнату, в которой обсуждали, что тут можно сделать. Это быстро переросло в формат общения с интересными спикерами. В этом же есть какая-то магия. Когда ты в один клик можешь прийти в живой разговор с очень крутыми людьми. Мы сейчас вышли на уровень 600-1000 человек в комнате в зависимости от спикера.   

— Вы позиционируете себя как клуб или дом. Объясни, пожалуйста

— Мы делаем не только Ukrainian Show, с этого мы начинали. И даже группа в Facebook называлась Ukrainian Show. Мы быстро поняли, что  втроем не потянем весь контент на украинский сегмент ClubHouse. И решили больше развивать, как платформу и переименовали группу на Ukrainian House. Это место, где все желающие могут анонсировать и продвигать свои комнаты, мы помогаем с промо и комьюнити, чтобы легко было находить украинский контент. В ClubHouse нет такой фичи – найти все украинские  комнаты, а у нас в группе Facebook это можно сделать.   Есть расписание,  возможность делать анонсы комнат и так далее.  Вот мы эти  две вещи запустили. Ежедневное шоу и группу в Facebook.  Также подали заявку на то, чтобы в самом ClubHouse зарегистрировать клуб.  С этим у нас долго была проблема.   Но к нашей радости 5-го марта у нас появилась кнопка «создать клуб» и теперь есть официальный украинский клуб и там уже больше тысячи подписчиков. (часть ответа добавлена 12 марта, так как во время интервью заявка еще не была принята)   

— В Украине существует порядка 250 000 пользователей ClubHouse (на 4 марта). В топе по подписчикам – сооснователь Монобанка Дима Дубилет и креативщик Паша Вржещ. На них, по сути, подписан каждый пятый украинец в ClubHouse. То есть у нас в топе, давай назовем их, креативные предприниматели. Во всем мире такой же тренд?

-Я скажу две вещи. Во-первых, я был бы очень рад, если бы основатели ClubHouse  убрали или вообще не показывали количество фолловеров. Это портит ClubHouse. Уже очень много людей, которые сидят тут с одной целью – собрать условный миллион подписчиков и начать их монетизировать. Тут есть целая индустрия. И когда ты достигаешь какого-то уровня, то тебя начинают заваливать предложениями бренды и люди. «Начни комнату за 500 долларов» и так далее. Накрутка фоловеров – это очень плохо. Я бы рекомендовал количество подписчиков куда-то спрятать, чтобы люди так не акцентировались на этом.

По поводу украинского топа, то мне кажется, что  он очень органичный. И Паша, и Дима, и Андрей Федорив (агентство Fedoriv.com) ничего не накручивали, не пиарили – они делают интересные вещи, и люди на них подписываются. Во многих странах в топе уже те, кого я называю, сммщики – у них много каналов в других соцсетях и они через них раскручивают себя в ClubHouse.

 — И последний вопрос к тебе как к инвестору. Какие перспективы у ClubHouse как у компании. Их, как и многие соцсети, купит Facebook?

 — Предполагаю, что если они и продадут то за много миллиардов долларов, но скорее,  они предпочтут сохранить контроль, вырастить его и выводить на IPO (вывод акций компании на фондовую биржу). Учитывая, что обычно требуется 7-10 лет, чтобы довести компанию до IPO, то у нас еще много времени.

Я верю в ClubHouse как компанию, как бизнес. Не уверен, что он может дорасти до масштабов Facebook, но уровень Twitter и Spotify (капитализация более $50 млрд. – Ред.) вполне реален. Я бы с удовольствием в них инвестировал,  к сожалению, у меня нет такой возможности. 

Борис Давиденко

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.