Титушки в оперном театре. Что кроется за избиением режиссера Лавренчука в Одессе

27 марта, 2021 0 Автор admin

– Ну представь, в гримерке потолки пять метров! Надо вкрутить лампочку, – Павел говорит со знанием дела – и я понимаю, что львовская школа худрука даром не прошла. – Электрика нигде нет. Актеры с этой лампочкой приходят ко мне. До этого ходили к заму, которая посылала их прямым текстом. Я – к ней. Она: «Они что, безрукие?! » В общем, все то, для чего меня пригласили в театр, я делать там не мог. Это один из огромного множества подобных случаев. Все мои решения саботировались руководством. Я поставил спектакль «Том на ферме», тема спектакля руководству не нравилась. Когда меня не было в театре, делалось что-то для того, чтобы нельзя было его показать – например, сцену не смонтировать.

Польза от всех этих усилий была. Театр Леси Украинки впоследствии отремонтировали, потому что Арье и прежний директор за время своей каденции выбили у города 90 млн грн на ремонт. Однако перечислять мелкие конфликты со старым руководством Арье может бесконечно:

– Или вот еще – я решаю заказать очень качественные маски для спектакля, на них у театра денег нет. Я договариваюсь с производителями, чтобы они сделали в долг, обещаю, что театр заплатит. Театр дает «добро», а потом – ноль выплат. И так по кругу. Так со всем. Я не давал им реализовывать какие-то схемы, они мне – работать. Потом началась другая проблема – вышел новый закон, по которому в театре больше нет худрука, а есть директор. И когда они поняли, что я могу стать этим директором – обозначили меня врагом номер один!

Однажды Арье обокрали. Прямо в театре, во время репетиции. Кто-то зашел в его кабинет и вытащил документы, в том числе зарубежный паспорт. Произошло это за день до его поездки на крупнейший в Европе театральный биеналле, посвященный современной драматурги в Хайдельберге. К слову, Павло был первым в истории этого биеналле украинским куратором.

Пропажу документов он обнаружил дома. Драматург – в полицию. Там отказались взять заявление, выдвинув аргумент: «Может, вы были где-то пьяным и в кафе потеряли паспорт. Идите по кафе». Пришлось использовать киевские связи, чтобы заставить львовскую полицию открыть дело. В итоге на следующий день документы волшебным образом нашлись. Поездка в Хайдельберг состоялась.

После этих приключений Арье заболел. Возвращаясь из Германии в Украину, опоздал на самолет, затем – еще на один рейс, поскольку был, по его же словам, в состоянии нервного срыва. Улетел во Львов с третьей попытки. А потом уволился. Последствия срыва и затяжной депрессии мучают его до сих пор.