Бело-красный партизан. Как активист из Беларуси пешком пересек границу и оказался в Киеве

26 мая, 2021 0 Автор admin

Вышел на улицу – а там золотая осень, и так ох**нно на свободе. Очень хотелось курить. Подошел к парню, стрельнул сигарету. Чувствовал себя, как человек, который много лет пролежал в коме и вдруг очнулся.

Недели три я провел так: просыпался на съемной квартире в Минске и целыми днями смотрел в окно на птиц. Максимально кайфовал от еды и алкоголя. Почему-то осталась привычка ходить по квартире кругами, как по камере.

Мусора регулярно проверяли мое местонахождения и всегда знали, где я. От этого я начал параноить. Как-то увидел во дворе машину, и мне показалось, что это синий бусик ментов. Я полтора часа стоял неподалеку и ждал, пока он уедет. Оказалось, что это была новая машина соседа.

Потом появилась информация, что участникам митингов начали давать реальные сроки. Одной знакомой девушке – два года, парню – полтора. Я понял, что если меня вызовут на допрос, ни за что туда не пойду. Тогда я и решил, что пора сваливать из этого конченного государства.

Сознательно нарушил подписку о невыезде. Изучил маршрут, собрал необходимые вещи и смылся.

В Киеве сразу связался с правозащитниками и миграционной службой. И тем, и тем рассказал реальную ситуацию и попросил о помощи в сложившейся ситуации. Купил местную симку.

Больше месяца живу на коливинге. Других беларусов здесь нет. Рядом со мной 15 ребят. Большинству около 20-ти. Я чилю тут с ребятками, играю в плойку. Мне нравится, что нет утренних проверок, как в тюрьме, и исчезло ощущение, что надо мной висит дамоклов меч. Здесь все чувствуют себя свободными, можно спокойно говорить о политике.

Когда в Киеве начались митинги за освобождение Стерненко, я выходил на них понаблюдать. Мне понравилось, что полиция не лютовала. Никто не стрелял в людей, не бросал в них светошумовые гранаты. Протестующие не боялись – и это круто.

Понимаю, что мой образ жизни сейчас – временное решение. Поэтому стараюсь не обрастать вещами. Чувствую себя студентом, который приехал учиться далеко от дома.

Сейчас я нахожусь в розыске в Беларуси. Надеюсь, что моих близких в Беларуси не репрессируют за мой побег. Родители уже в возрасте, им тяжело поменять жизнь. К родственникам пока не приходили, только звонили.

Верю, что ситуация в Беларуси изменится. Вопрос только – когда. Думаю, что главное уже произошло – граждане ощутили, что система гнилая, поняли, что собой представляет Лукашенко. Его режим держится только на продажных людях – на тех, кому за лояльность обещают деньги и квартиры.

Хочу вернуться домой. Но это возможно только, когда власть в Беларуси сменится и с меня снимут обвинения.

Часто анализирую события последнего года и свои поступки. Греет мысль, что моя совесть чиста. Если бы жизнь можно было отмотать на десять месяцев назад, я поступил бы точно так же.

В Украине у меня статус туриста, я не могу находиться тут долго. Сейчас хочу уехать в Польшу. Буду подавать документы на карту поляка.

Post Scriptum

Пока готовилась публикация, герою этого рассказа удалось-таки уехать в Польшу. Последнее сообщение, которое мы от него получили: «Сейчас я в Варшаве, живу у беларуса, который перебрался сюда 20 лет назад. Хочу получить гражданство. Работаю пока декоратором – рисую заборы. Главное теперь накопить на планшет и комп. Чувствую себя фактически гражданином европейской страны”.